ПРОЩАНЬЕ СЪ НАЧАЛЬНИКОМЪ ТРЕТЬЯГО ЛАГПУНКТА 11 глава

ПРОЩАНЬЕ СЪ НАЧАЛЬНИКОМЪ ТРЕТЬЯГО ЛАГПУНКТА 11 глава

жевавши, проглочу... А вамъ бы -- тоже смываться.

-- Мнe некуда. Вамъ еще туда-сюда -- нырнули въ тайгу. А я что тамъ

буду дeлать? Ну и не доберусь...

-- Да, выходитъ такъ... Время от времени образованному лучше, а время от времени

образованному-то и совсeмъ плохо.

Тяжело было на душe. Я поднялся. Поднялся и Акульшинъ.

-- Ну ПРОЩАНЬЕ СЪ НАЧАЛЬНИКОМЪ ТРЕТЬЯГО ЛАГПУНКТА 11 глава, нежели что -- давай вамъ Богъ, товарищъ Солоневичъ, давай вамъ

Богъ.

Пожали другъ другу руки. Акульшинъ оборотился и, не оглядываясь, ушелъ.

Его понурая голова мерцала надъ завалами бревенъ и потомъ пропала. У меня

какъ-то сжалось сердечко _ вотъ ушелъ Акульшинъ не то на свободу, не то на

тотъ свeтъ. Черезъ мeсяцъ такъ ПРОЩАНЬЕ СЪ НАЧАЛЬНИКОМЪ ТРЕТЬЯГО ЛАГПУНКТА 11 глава и мы съ Юрой пойдемъ...

ПРИМИРЕНIЕ

Въ послeднiй мeсяцъ передъ побeгомъ жизнь сложилась по всeмъ правиламъ

детективнаго романа, написаннаго на уровнe самой современной техники этого

искусства. Убiйство "троцкиста" на Вичкe, побeгъ Акульшина и разслeдованiе

по поводу этого побeга, раскрытiе "панамы" на моемъ вичкинскомъ курортe,

первыя точныя извeстiя о Борисe, подкопъ, который Гольманъ безуспешно пробовал

подвести ПРОЩАНЬЕ СЪ НАЧАЛЬНИКОМЪ ТРЕТЬЯГО ЛАГПУНКТА 11 глава подъ мой блатъ у Успенскаго, и почти все другое -- все это спуталось

въ таковой нелeпый комокъ, что разсказать о немъ болeе либо менeе связно --

моей литературной техники не хватитъ. Чтоб провeтриться, посмотрeть на

лагерь вообщем, я поeхалъ въ командировку на сeверъ; объ этой поeздки --

позднее. Поeздку не кончилъ, главнымъ ПРОЩАНЬЕ СЪ НАЧАЛЬНИКОМЪ ТРЕТЬЯГО ЛАГПУНКТА 11 глава образомъ отъ того отвращенiя, которое

вызвало во мнe впечатлeнiе лагеря, настоящаго лагеря, не Медвeжьей Горы съ

Успенскими, Корзунами и "блатомъ", а лагеря по всeмъ правиламъ

соцiалистическаго искусства... Когда прieхалъ -- потянуло въ кабинку, но въ

кабинку хода уже не было. {388}

Какъ-то разъ по дорогe на Вичку я увидeлъ Ленчика, куда-то суетливо

бeжавшаго съ какими ПРОЩАНЬЕ СЪ НАЧАЛЬНИКОМЪ ТРЕТЬЯГО ЛАГПУНКТА 11 глава-то молотками, ключами и иными приспособленiями собственного

монтерскаго ремесла. Было непрiятно встрeчаться -- я свернулъ было въ

сторонку, въ переулокъ меж сараями. Ленчикъ догналъ меня.

-- Товарищъ Солоневичъ, -- сказалъ онъ просительнымъ тономъ, --

заглянули бы вы къ намъ въ кабинку, разговоръ есть.

-- А какой разговоръ? -- пожалъ я плечами.

Ленчикъ лeвой рукою взялъ меня за пуговицу и ПРОЩАНЬЕ СЪ НАЧАЛЬНИКОМЪ ТРЕТЬЯГО ЛАГПУНКТА 11 глава стремительно заговорилъ. Правая

рука жестикулировала французскимъ ключомъ.

-- Ужъ вы, товарищъ Солоневичъ, не серчайте, всe тутъ какъ пауки

живемъ... Кому повeришь? Вотъ, задумывались, хорошъ человeкъ подобрался, потомъ

смотримъ, съ Подмоклымъ. Развe разберешь, вотъ, думаемъ, такъ подъeхалъ, а

задумывались -- собственный братъ, ну, конечно, сами осознаете -- грустно стало, прямо

такъ грустно, хорошiя слова говорилъ человeкъ, а тутъ ПРОЩАНЬЕ СЪ НАЧАЛЬНИКОМЪ ТРЕТЬЯГО ЛАГПУНКТА 11 глава, на -- съ третьей

частью... Я Мухину и говорю, что ты такъ сходу, съ плеча, можетъ, у человeка

какой собственный расчетъ есть, а мы этого расчету не знаемъ... А Мухинъ, ну, тоже

нужно осознать -- семья у него тамъ въ Питерe была, сейчас вотъ, какъ вы

произнесли, въ Туркестанъ выeхавши, но нежели, напримeръ вы ПРОЩАНЬЕ СЪ НАЧАЛЬНИКОМЪ ТРЕТЬЯГО ЛАГПУНКТА 11 глава -- да въ третьей

части, такъ какъ у него съ семьей будетъ? Такъ я, естественно, понимаю, ну, а

Мухину-то какъ за сердечко схватило...

-- Вы сами бы, Ленчикъ, помыслили -- да если б я и въ третьей части

былъ, какой мнe расчетъ подводить Мухинскую семью...

-- Вотъ, снова же, то-то и я ПРОЩАНЬЕ СЪ НАЧАЛЬНИКОМЪ ТРЕТЬЯГО ЛАГПУНКТА 11 глава говорю -- какой вамъ расчетъ?.. И потомъ

же -- какой вамъ расчетъ былъ въ кабинкe? Ну, понимаете, люди сейчас живутъ

наершившись... Ну, потомъ пришелъ Акульшинъ: прощайте говоритъ, ребята,

нежели не поймаютъ меня, такъ, значитъ, Солоневичей вы напрасно забидeли. Ну,

больше гласить не сталъ, ушелъ, потомъ розыскъ на него былъ -- не

изловили...

-- Навeрно -- не изловили.

-- Не изловили ПРОЩАНЬЕ СЪ НАЧАЛЬНИКОМЪ ТРЕТЬЯГО ЛАГПУНКТА 11 глава -- ужъ мы спрашивали кого нужно... Ушелъ...

Я только въ этотъ моментъ сообразилъ, что гдe-то очень глубоко въ

подсознанiи была у меня суевeрная идея: если Акульшинъ уйдетъ -- уйдемъ и

мы. Сейчасъ изъ подсознанiя эта идея вырвалась наружу какимъ-то весеннимъ

потокомъ. Стало такъ забавно и такъ отлично...

Ленчикъ продолжалъ держать ПРОЩАНЬЕ СЪ НАЧАЛЬНИКОМЪ ТРЕТЬЯГО ЛАГПУНКТА 11 глава меня за пуговицу.

-- Такъ ужъ вы прихватывайте Юрочку и прилазьте. Эхъ, по такому случаю

-- мы ужъ проголосовали -- насъ, значитъ, будетъ шестеро -- двe литровочки

-- чортъ съ нимъ, гулять, такъ гулять. А? Придете?

-- Приду. Только литровочки-то эти я принесу.

-- Э, нeтъ, уже проголосовано, единодушно...

-- Ну, хорошо, Ленчикъ, -- а закуска-то ужъ моя.

-- И закуска ПРОЩАНЬЕ СЪ НАЧАЛЬНИКОМЪ ТРЕТЬЯГО ЛАГПУНКТА 11 глава будетъ. Эхъ, вотъ выпьемъ по отличному для примиренiя,

значитъ... Во!

Ленчикъ оставилъ въ покоe мою пуговицу и изобразилъ жестомъ "на большой

палецъ". {389}

"НАЦIОНАЛИСТЫ"

Промфинпланъ былъ перевыполненъ. Я принесъ въ кабинку двe литровки и

закуску -- неслыханную и невиданную -- и, грeшный человeкъ, спертую на моемъ

вичкинскомъ курортe... Впрочемъ -- не даже очень спертую, так как ПРОЩАНЬЕ СЪ НАЧАЛЬНИКОМЪ ТРЕТЬЯГО ЛАГПУНКТА 11 глава мы съ

Юрой не каждый денек воспользовались нашимъ правомъ курортнаго пропитанiя.

Мухинъ встрeтилъ меня неразговорчиво и торжественно: пожалъ руку и сказалъ

только: "ну, ужъ -- не обезсудьте". Ленчикъ суетливо хлопоталъ вокругъ

стола, Середа подсмeивался въ усы, а Пиголица и Юра -- просто были очень

довольны.

Середа внимательнымъ окомъ осмотрeлъ мои приношенiя: тамъ была ветчина ПРОЩАНЬЕ СЪ НАЧАЛЬНИКОМЪ ТРЕТЬЯГО ЛАГПУНКТА 11 глава,

масло, вареныя яичка и 6 жареныхъ свиныхъ котлетъ: о способe ихъ

благопрiобрeтенiя кабинка уже была информирована. Потому Середа только

развелъ руками и сказалъ:

-- А еще говорятъ, что въ Совeтской Россiи eсть нечего, а тутъ -- прямо

какъ при старомъ режимe...

Когда уже немного было выпито -- Пиголица ни съ того, ни съ этого

возвратился къ темe о старомъ ПРОЩАНЬЕ СЪ НАЧАЛЬНИКОМЪ ТРЕТЬЯГО ЛАГПУНКТА 11 глава режимe.

-- Вотъ вы все о старомъ режимe гласите...

Середа немного пожалъ плечами: "ну, я не очень объ немъ говорю, а все

-- лучше было"...

Пиголица вдругъ вскочилъ:

-- Вотъ я вамъ сейчасъ одну штуку покажу -- рeчь Сталина.

-- А зачeмъ это? -- спросилъ я.

-- Вотъ вы всe про Сталина гласили, что онъ Россiю моритъ ПРОЩАНЬЕ СЪ НАЧАЛЬНИКОМЪ ТРЕТЬЯГО ЛАГПУНКТА 11 глава...

-- Я и сейчасъ это говорю...

-- Такъ вотъ, это и есть невeрно. Вотъ я вамъ сейчасъ разыщу. Пиголица

сталъ рыться на книжной полкe.

-- Да бросьте вы, рeчи Сталина я и безъ васъ знаю...

-- Э, нeтъ, постойте, постойте. Сталинъ говоритъ, о Россiи, то-есть,

что насъ всe, кому не лeнь ПРОЩАНЬЕ СЪ НАЧАЛЬНИКОМЪ ТРЕТЬЯГО ЛАГПУНКТА 11 глава, лупили... О Россiи, значитъ, хлопочет... А вотъ

вы послушайте.

Пиголица досталъ брошюру съ одной изъ "историческихъ" рeчей Сталина и

началъ торжественно скандировать:

-- "Мы отстали отъ капиталистическаго строя на 100 лeтъ. А за

отсталость бьютъ. За отсталость насъ лупили шведы и поляки. За отсталость насъ

лупили турки и лупили татары, лупили нeмцы и лупили жители ПРОЩАНЬЕ СЪ НАЧАЛЬНИКОМЪ ТРЕТЬЯГО ЛАГПУНКТА 11 глава страны восходящего солнца... Мы отстали на 100

лeтъ. Мы должны продeлать это разстоянiе въ 10 лeтъ либо насъ сомнутъ..."

Эту рeчь Сталина я, естественно, зналъ. У меня подъ руками нeтъ никакихъ

"источниковъ", но не думаю, чтоб я очень ее перевралъ -- въ тонe и смыслe,

во всякомъ случаe. Въ натурe эта тирада нeсколько длиннeе ПРОЩАНЬЕ СЪ НАЧАЛЬНИКОМЪ ТРЕТЬЯГО ЛАГПУНКТА 11 глава. Пиголица

скандировалъ торжественно и со смакомъ: лупили -- лупили, лупили -- лупили. Его

бeлобрысая прическа стояла торчкомъ, а въ выраженiи лица было предвкушенiе

того, что вотъ раньше-де всe лупили, а сейчас, извините, лупить не будутъ.

Середа темно вздохнулъ:

-- Да, это что и гласить, влетало...

-- Вотъ, -- сказалъ Пиголица торжествующе, -- а вы гласите ПРОЩАНЬЕ СЪ НАЧАЛЬНИКОМЪ ТРЕТЬЯГО ЛАГПУНКТА 11 глава, Сталинъ

противъ Россiи идетъ. {390}

-- Онъ, Саша, не идетъ спецiально противъ Россiи, онъ идетъ на мiровую

революцiю. И за нeкоторыя другiя вещи. А въ общемъ, здeсь, какъ и всегда,

вретъ онъ и больше ничего.

-- То-есть какъ это вретъ? -- возмутился Пиголица.

-- Что дeйствительно лупили, -- горестно сказалъ Ленчикъ, -- такъ это что

и гласить...

-- То-есть какъ это ПРОЩАНЬЕ СЪ НАЧАЛЬНИКОМЪ ТРЕТЬЯГО ЛАГПУНКТА 11 глава вретъ? -- повторилъ Пиголица. -- Что, не лупили насъ?

-- Лупили. И шведы лупили, и татары лупили. Ну, и что далее?

Я рeшилъ использовать свое торжество, такъ сказать, въ разсрочку --

пусть Пиголица додумывается самъ. Но Пиголица опустилъ брошюрку и смотрeлъ

на меня откровенно растеряннымъ взглядомъ.

-- Ну, скажемъ, Саша, насъ лупили татары ПРОЩАНЬЕ СЪ НАЧАЛЬНИКОМЪ ТРЕТЬЯГО ЛАГПУНКТА 11 глава. И шведы и прочiе. Задумайтесь,

какимъ же образомъ вотъ тотъ же Сталинъ могъ бы править одной 6-ой частью

земной суши, если б до него только мы и дeлали, что шейки свои подставляли?

А? Не выходитъ?

-- Что-то не выходитъ, Саша, -- подхватилъ Ленчикъ. -- Вотъ, скажемъ,

татары, гдe они сейчас? Либо шведы. Вотъ ПРОЩАНЬЕ СЪ НАЧАЛЬНИКОМЪ ТРЕТЬЯГО ЛАГПУНКТА 11 глава этотъ самый лагерь, сказываютъ,

ранее на шведской землe стоялъ, была тутъ Щвецiя... Значитъ, не только лишь насъ

лупили, а и мы кому-то шейку костыляли, только про это Сталинъ помалкиваетъ...

-- А вы понимаете, Саша, мы и Парижъ брали, и Берлинъ брали...

-- Ну, это ужъ, И. Л., извините, тутъ ужъ вы ПРОЩАНЬЕ СЪ НАЧАЛЬНИКОМЪ ТРЕТЬЯГО ЛАГПУНКТА 11 глава малость залгались. Насчетъ

татаръ еще туда сюда, а о Берлинe -- ужъ извините.

-- Брали, -- расслабленно подтвердилъ Юра, -- хочешь, завтра книжку принесу

-- совeтское изданiе... -- Юра разсказалъ о случаe во время ревельскаго

свиданiя монарховъ, когда Вильгельмъ II спросилъ трубача какого-то полка: за

что получены его серебряныя трубы? "За взятiе Берлина, Ваше Величество"...

"Ну, этого больше ПРОЩАНЬЕ СЪ НАЧАЛЬНИКОМЪ ТРЕТЬЯГО ЛАГПУНКТА 11 глава не случится". "Не могу знать, Ваше Величество"...

-- Такъ и сказалъ, сукинъ сынъ? -- обрадовался Пиголица.

-- Насчетъ Берлина, -- сказалъ Середа, -- это не то, что Пиголица, а и

я самъ слыхомъ не слыхалъ...

-- Учили же вы когда-то русскую исторiю?

-- Учить не училъ, а такъ, книги читалъ: до революцiи -- подпольныя, а

послe -- совeтскiя: мало ПРОЩАНЬЕ СЪ НАЧАЛЬНИКОМЪ ТРЕТЬЯГО ЛАГПУНКТА 11 глава тутъ узнаешь.

-- Вотъ что, -- предложилъ Ленчикъ, -- мы пока по стаканчику выпьемъ, а

тамъ устроимъ небольшую передышку, а вы намъ, товарищъ Солоневичъ, о российской

исторiи малость поразскажите. Такъ, коротенько. А то въ самомъ дeлe, птичку

Пиголицу учить нужно, въ техникумe не научатъ...

-- А тебя -- не нужно?

-- И меня нужно. Я, естественно, читалъ ПРОЩАНЬЕ СЪ НАЧАЛЬНИКОМЪ ТРЕТЬЯГО ЛАГПУНКТА 11 глава прилично, только понимаете, больше

"наше совeтское".

-- А въ самомъ дeлe, разсказали бы, -- поддержалъ Середа.

-- Ну, вотъ и послушаемъ, -- заоралъ Ленчикъ ("да тише, ты" -- зашипeлъ

на него Мухинъ). Такъ вотъ, значитъ, на порядкe денька: стопочка во славу

русскаго оружiя и докладъ тов. Солоневича. Слово предоставляется стопочкe:

за славу... {391}

-- Ну, это какъ какого оружiя, -- угрюмо сказалъ ПРОЩАНЬЕ СЪ НАЧАЛЬНИКОМЪ ТРЕТЬЯГО ЛАГПУНКТА 11 глава Мухинъ, -- за красноватое,

хоть оно 5 разъ будетъ русскимъ, пей самъ.

-- Э, нeтъ, за красноватое и я пить не буду, -- сказалъ Ленчикъ.

Пиголица поставилъ поднятую было стопку на столъ.

-- Такъ это, значитъ, вы за то, чтоб насъ снова лупили?

-- Кого это насъ? Насъ и такъ бьютъ -- лучше ПРОЩАНЬЕ СЪ НАЧАЛЬНИКОМЪ ТРЕТЬЯГО ЛАГПУНКТА 11 глава и не нужно... А если вамъ

шейку накостыляютъ -- для всeхъ прямой выигрышъ.

Середа выпилъ свою стопку и поставилъ ее на столъ.

-- Тутъ, птичка моя Пиголица, такое дeло, -- затараторилъ Ленчикъ, --

русскiй мужикъ -- онъ, извeстное дeло, заднимъ умомъ крeпокъ: пока по шеe не

вдарятъ -- не перекрестится. А когда вдарятъ, перекрестится -- такъ только

зубы держи... Скажемъ ПРОЩАНЬЕ СЪ НАЧАЛЬНИКОМЪ ТРЕТЬЯГО ЛАГПУНКТА 11 глава, при Петрe набили рожу подъ Нарвой, перекрестился --

и крышка шведамъ. Снова же при Наполеонe... Сейчас, естественно, тоже набьютъ,

никуда не дeнешься...

-- Такъ, что и ты-то рожу лупить будешь?

-- А ты въ красноватую армiю пойдешь?

-- И пойду.

Мухинъ тяжело хлопнулъ кулакомъ по столу.

-- Сукинъ ты сынъ, за кого ты пойдешь ПРОЩАНЬЕ СЪ НАЧАЛЬНИКОМЪ ТРЕТЬЯГО ЛАГПУНКТА 11 глава? За лагери? За то, что-бъ дeти

твои въ безпризорникахъ бeгали? За ГПУ, сволочь, пойдешь? Я тебe, сукиному

отпрыску, самъ 1-ый голову проломаю... -- лицо Мухина перекосилось, онъ оперся

руками о край стола и приподнялся. Запахло скандаломъ.

-- Послушайте, товарищи, кажется, рeчь шла о российской исторiи -- давайте

перейдемъ къ порядку денька, -- вмeшался я ПРОЩАНЬЕ СЪ НАЧАЛЬНИКОМЪ ТРЕТЬЯГО ЛАГПУНКТА 11 глава.

Но Пиголица не возразилъ ничего. Мухинъ былъ чeмъ-то вродe его

прiемнаго отца, и нeкоторый решпектъ къ нему Пиголица чувствовалъ. Пиголица

выпилъ свою стопку и что-то пробормоталъ Юрe вродe: "ну, ужъ тамъ насчетъ

головы -- еще посмотримъ"...

Середа поднялъ брови:

-- Охъ, и умный же ты, Сашка, такихъ умныхъ мало уже осталось...

Вотъ поживешь ПРОЩАНЬЕ СЪ НАЧАЛЬНИКОМЪ ТРЕТЬЯГО ЛАГПУНКТА 11 глава еще съ годикъ въ лагерe...

-- Такъ вы желаете слушать либо не желаете? -- опять вмeшался я.

Перебежали къ российской исторiи. Для всeхъ моихъ слушателей, кромe Юры, это

былъ новый мiръ. Какъ ни были бесталантны и тенденцiозны Иловайскiе стараго

времени -- у нихъ были хоть факты. У Иловайскихъ совeтскаго производства

нeтъ вообщем ничего: ни фактовъ, ни самой ПРОЩАНЬЕ СЪ НАЧАЛЬНИКОМЪ ТРЕТЬЯГО ЛАГПУНКТА 11 глава простой добросовeстности. По

этимъ Иловайскимъ до ленинская Россiя представлялась некий сплошной

помойкой, ея дeятели -- сплошными идiотами и запивохами, ея исторiя --

сплошной цeпью пораженiй, позора. Объ основномъ стержнe ея исторiи, о

тысячелeтней борьбe со степью, о разгромe этой степи ничего не слыхалъ не

только Пиголица, но даже и Ленчикъ. Отъ хозаръ, половцевъ, печенeговъ,

татаръ ПРОЩАНЬЕ СЪ НАЧАЛЬНИКОМЪ ТРЕТЬЯГО ЛАГПУНКТА 11 глава, отъ полоняничной дани, которую платила крымскому хану еще Россiя

Екатерины 2-ой до постепеннаго и послeдовательнаго разгрома Россiей

величайшихъ военныхъ могуществъ мiра: татаръ, турокъ, шведовъ, {392}

Наполеона; отъ удeльныхъ князей, правившихъ по ханскимъ полномочiямъ, до

огромной имперiи, которою вчера правили царствуй, а сейчас правитъ Сталинъ,

-- весь этотъ путь былъ моимъ слушателямъ неизвeстенъ совсем ПРОЩАНЬЕ СЪ НАЧАЛЬНИКОМЪ ТРЕТЬЯГО ЛАГПУНКТА 11 глава.

-- Вотъ мама ихъ, -- сказалъ Середа, -- читалъ, читалъ, а объ этомъ,

какъ это на самомъ дeлe, слышу 1-ый разъ.

Фраза Александра Третьяго: "когда русскiй правитель удитъ рыбу -- Европа

можетъ подождать" -- привела Пиголицу въ экзальтированное настроенiе.

-- Въ самомъ дeлe? Такъ и сказалъ? Вотъ сукинъ сынъ! Смотри ты... А?

-- Про этого Александра, -- вставилъ Середа ПРОЩАНЬЕ СЪ НАЧАЛЬНИКОМЪ ТРЕТЬЯГО ЛАГПУНКТА 11 глава, -- пишутъ, запивоха былъ.

-- У Горькаго о немъ отлично сказано -- какимъ-то мастеровымъ: "вотъ это

былъ правитель -- зналъ свое ремесло"... -- сказалъ Юра. -- Звeздъ съ неба не

хваталъ, а ремесло свое зналъ...

-- Всякое ремесло знать нужно, -- вeско сказалъ Мухинъ, -- вотъ

понаставили "правящiй классъ" -- а онъ ни уха, ни рыла...

Я не согласился ПРОЩАНЬЕ СЪ НАЧАЛЬНИКОМЪ ТРЕТЬЯГО ЛАГПУНКТА 11 глава съ Мухинымъ: эти свое ремесло знаютъ почище, чeмъ

Александръ Третiй зналъ свое -- только ремесло у нихъ разбойное. "Ну, а

возьмите вы Успенскаго -- необразованный же человeкъ". Я и съ этимъ не

согласился: очень умный человeкъ Успенскiй и свое ремесло знаетъ, "по другому мы

бы съ вами, товарищъ Мухинъ, въ лагерe не сидeли"...

-- А ПРОЩАНЬЕ СЪ НАЧАЛЬНИКОМЪ ТРЕТЬЯГО ЛАГПУНКТА 11 глава главное -- такъ что все-таки далее? -- горестно спросилъ Середа.

-- Э, какъ-нибудь выберемся, -- оптимистически сказалъ Ленчикъ.

-- Внуки -- тe, можетъ, выберутся, -- темно замeтилъ Мухинъ. -- А намъ

-- уже не видать...

-- Понимаете, Алексeй Толстой писалъ о томъ моментe, когда Москва была

занята французами: "Казалось, что ужъ ниже нельзя сидeть въ дырe -- анъ,

глядь -- ужъ мы въ ПРОЩАНЬЕ СЪ НАЧАЛЬНИКОМЪ ТРЕТЬЯГО ЛАГПУНКТА 11 глава Парижe". Думаю -- выберемся и мы.

-- Вотъ я и говорю. Вы смотрите, -- Ленчикъ протянулъ руку надъ столомъ

и сталъ отсчитывать по пальцамъ: -- 1-ое дeло: ранее всякiй думалъ -- моя

хата съ краю, намъ до страны ни котораго дeла нeту, сейчас Пиголица и

тотъ -- ну, не буду, не буду, я о тебe только такъ, для примeра ПРОЩАНЬЕ СЪ НАЧАЛЬНИКОМЪ ТРЕТЬЯГО ЛАГПУНКТА 11 глава -- сейчас

каждый понимаетъ: нежели правительство есть -- держаться за него нужно: хоть

нехорошее -- а держись.

-- Такъ вeдь и сейчас у насъ правительство есть, -- прервалъ его Юра.

-- Сейчас? -- Ленчикъ недоумeнно воззрился на Юру. -- Какое же сейчас

правительство? Ну, земля? Земля есть -- чортъ ли съ ней? У насъ сейчас не

правительство, а сидитъ разбойническая банда ПРОЩАНЬЕ СЪ НАЧАЛЬНИКОМЪ ТРЕТЬЯГО ЛАГПУНКТА 11 глава, какъ понимаете, въ деревняхъ бываетъ,

собирается десятокъ хулигановъ... Ну не въ томъ дeло... 2-ое: вотъ

возьмите вы Акульшина -- можно сказать, глухой мужикъ, дремучiй мужикъ, съ

уральскихъ лeсовъ, такъ вотъ, нежели ему послe всего этого о {393}

соцiализмe, да объ революцiи начнутъ агитировать -- такъ онъ же зубами

глотку перерветъ... Сейчас, третье: скажемъ, Середа -- онъ тамъ ПРОЩАНЬЕ СЪ НАЧАЛЬНИКОМЪ ТРЕТЬЯГО ЛАГПУНКТА 11 глава когда-то

тоже насчетъ революцiи возжался (Середа недовольно передернулъ плечами: "ты

бы о себe говорилъ"). Такъ что-жъ, я и о себe скажу то же: думалъ, книги

всякiя читалъ, вотъ, значитъ, свернемъ царя, Керенскаго, буржуевъ, хозяевъ

-- заживемъ!.. Зажили! Нeтъ, сейчас на дурницу у насъ никого не поймаешь. --

Ленчикъ посмотрeлъ на свою ладонь ПРОЩАНЬЕ СЪ НАЧАЛЬНИКОМЪ ТРЕТЬЯГО ЛАГПУНКТА 11 глава -- тамъ еще осталось два неиспользованныхъ

пальца. -- Да... Словомъ -- выпьемъ пока. А главное, народъ-то поумнeлъ

-- вотъ, трахнули по черепу... Сейчас нежели хулигановъ этихъ перевeшаемъ --

правительство будетъ -- во! -- Ленчикъ сжалъ руку въ кулакъ и поднялъ вверхъ

большой палецъ. -- Какъ ужъ оно будетъ, естественно, неизвeстно, а, чортъ его

дери, будетъ! Мы имъ еще ПРОЩАНЬЕ СЪ НАЧАЛЬНИКОМЪ ТРЕТЬЯГО ЛАГПУНКТА 11 глава покажемъ!

-- Кому это, имъ?

-- Да -- вообщем. Что-бъ не превозносились! Россiю, сукины дeти, дeлить

собрались...

-- Да, -- сказалъ Мухинъ, уже забывъ о "внукахъ", -- да, кое-кому рожу

набить придется, ничего не подeлаешь...

-- Такъ какъ же вы будете лупить рожу? -- спросилъ Юра. -- Съ красноватой

армiей?

Ленчикъ споткнулся. "Нeтъ, это не выйдетъ, тутъ -- не по ПРОЩАНЬЕ СЪ НАЧАЛЬНИКОМЪ ТРЕТЬЯГО ЛАГПУНКТА 11 глава дорогe"...

-- А это -- какъ большевики сдeлали: они сдeлали по собственному верно,

-- академическимъ тономъ пояснилъ Середа, -- старенькую армiю развалили, пока

тамъ что -- нeмцы Украину пробовали оттяпать.

-- Пока тамъ что, -- передразнилъ Юра, -- ничего хорошаго и не вышло.

-- Ну, у нихъ и выйти не можетъ, а у насъ выйдетъ.

Это сказалъ Пиголица -- я въ ПРОЩАНЬЕ СЪ НАЧАЛЬНИКОМЪ ТРЕТЬЯГО ЛАГПУНКТА 11 глава изумленiи обернулся къ нему. Пиголица уже

былъ очень навеселe. Его вихры торчали въ разныя стороны, а глаза блестeли

возбужденными искорками -- онъ уже забылъ и о Сталинe, и о "лупили -- лупили".

-- У кого, это у насъ? -- мнe вспомнилось о томъ, какъ о "насъ"

говорилъ и Хлeбниковъ.

-- Вообщем у насъ, у всей Россiи ПРОЩАНЬЕ СЪ НАЧАЛЬНИКОМЪ ТРЕТЬЯГО ЛАГПУНКТА 11 глава, значитъ. Вы задумайтесь, полтораста

миллiоновъ; да если мы всe мясомъ навалимся, ну, всe, ну, чортъ съ ними,

безъ партiйцевъ, естественно... А то, вотъ, хочешь обучаться, сволочь всякую

учатъ, а мнe... Либо, скажемъ, у насъ въ комсомолe -- охъ, и способные же

ребята есть, я не про себя говорю... Въ комсомолъ полeзли, чтоб ПРОЩАНЬЕ СЪ НАЧАЛЬНИКОМЪ ТРЕТЬЯГО ЛАГПУНКТА 11 глава обучаться

можно было, а ихъ -- на хлeбозаготовки... У меня тамъ одна дeвочка была,

отправили... ну, да что и гласить... Безъ печенокъ назад привезли... -- По

веснусчатому лицу Пиголицы покатились слезы. Юра стремительно и ловко подсунулъ

четвертую бутылку подъ чей-то тюфякъ, я хвалебно кивнулъ ему головой:

хватитъ. Пиголица погрузился за столъ, уткнулъ голову на руки ПРОЩАНЬЕ СЪ НАЧАЛЬНИКОМЪ ТРЕТЬЯГО ЛАГПУНКТА 11 глава, и плечи его

стали содрогаться. Мухинъ посмотрeлъ на Пиголицу, потомъ на таинственныя

манипуляцiи {394} Юры: "что-жъ это вы, юный человeкъ"... Я наступилъ

Мухину на ногу и показалъ головой на Пиголицу... Мухинъ кивнулъ

поддакивающе. Ленчикъ обeжалъ кругомъ стола и сталъ трясти Пиголицу за

плечи.

-- Да брось ты, Саша, ну, померла, не много ли ПРОЩАНЬЕ СЪ НАЧАЛЬНИКОМЪ ТРЕТЬЯГО ЛАГПУНКТА 11 глава народу померло этакъ, ничего

-- пройдетъ, забудется...

Пиголица поднялъ свое заплаканное лицо -- и удивилъ меня еще разъ:

-- Нeтъ -- это имъ, братъ, не забудется... Ужъ это, мама ихъ... не

забудется...

ПАНАМА НА ВИЧКE

Когда я составлялъ планы питанiя моихъ физкультурниковъ, я исходилъ изъ

расчета на упрямый и долгий торгъ: сначала съ Успенскимъ, потомъ съ

Неймайеромъ, начальникомъ ПРОЩАНЬЕ СЪ НАЧАЛЬНИКОМЪ ТРЕТЬЯГО ЛАГПУНКТА 11 глава снабженiя -- Успенскiй будетъ урeзывать планы,

Неймайеръ будетъ урeзывать выдачи. Но, къ моему изумленiю, Успенскiй

утвердилъ мои планы безо всякаго торга.

-- Да, такъ хорошо. Ребятъ необходимо не только лишь подкармливать, а и откармливать.

И надписалъ:

"Тов. Неймайеру. Выдавать за счетъ особыхъ фондовъ ГПУ."

А раскладка питанiя была доведена до 8000 калорiй въ денек! Эти ПРОЩАНЬЕ СЪ НАЧАЛЬНИКОМЪ ТРЕТЬЯГО ЛАГПУНКТА 11 глава калорiи

составлялись изъ мяса, масла, молока, яицъ, ветчины и прочаго. Неймайеръ

только спросилъ: въ какой степени можно будетъ замeнять, напримeръ, мясо

рыбой... "Какой рыбой?" Ну, скажемъ, осетриной. На осетрину я согласился.

Впослeдствiи я не разъ задавалъ себe вопросъ: какимъ это образомъ я

могъ представить, что всeхъ этихъ благъ не будутъ разворовывать ПРОЩАНЬЕ СЪ НАЧАЛЬНИКОМЪ ТРЕТЬЯГО ЛАГПУНКТА 11 глава: у меня-то,

мол, ужъ не украдутъ... И вообщем, как въ Совeтской Россiи вероятна

такая постановка дeла, при которой не крали бы... Красть начали сходу.

Обслуживающiй персоналъ моего курорта состоялъ изъ вичкинскихъ

лагерниковъ. Слeдовательно, напримeръ, поваръ, который жарилъ моимъ

питомцамъ бифштексы, яичницы съ ветчиной, свиныя котлеты и прочее, долженъ

былъ бы владеть характеромъ святого Антонiя, чтоб ПРОЩАНЬЕ СЪ НАЧАЛЬНИКОМЪ ТРЕТЬЯГО ЛАГПУНКТА 11 глава при наличiи всeхъ этихъ

соблазновъ питаться только тeмъ, что ему полагалось: полутора фунтами

отвратнаго чернаго хлeба и полутора тарелками таковой же отвратительной ячменной

каши. Поваръ, естественно, eлъ бифштексы. Eли ихъ и его ассистенты. Но это бы еще

полбeды.

Начальникъ вичкинскаго лагпункта могъ изъ лагпунктовскаго снабженiя

красть примерно все, что ему было угодно. Но ПРОЩАНЬЕ СЪ НАЧАЛЬНИКОМЪ ТРЕТЬЯГО ЛАГПУНКТА 11 глава того, чего въ этомъ

снабженiи не было, не могъ уворовать даже и начальникъ лагпункта. Онъ,

напримeръ, могъ бы вылизывать въ свою пользу все постное масло, полагающееся

на его лагпунктъ (по два грамма на человeка въ денек) -- фактически все это

масло начальствомъ и вылизывалось. Онъ могъ съeдать по ведру ячменной каши

въ ПРОЩАНЬЕ СЪ НАЧАЛЬНИКОМЪ ТРЕТЬЯГО ЛАГПУНКТА 11 глава денек, если б таковой подвигъ былъ въ его силахъ. Но {395} если на

лагпунктe мяса не было совсем, то и уворовать его не было никакой технической

способности. Поваръ не подчиненъ начальнику лагпункта. Радостные деньки

вичкинскаго курорта пройдутъ, и поваръ опять поступить въ полное и

фактически безконтрольное распоряженiе начальника. Могъ ли поваръ отказать

начальнику? Естественно, не ПРОЩАНЬЕ СЪ НАЧАЛЬНИКОМЪ ТРЕТЬЯГО ЛАГПУНКТА 11 глава могъ. Въ таковой же степени онъ не могъ отказать и

начальнику колонны, статистику, командиру вохровскаго отряда и прочимъ

великимъ и голоднымъ людямъ мiра этого.

Для того, чтоб уберечь всякую совeтскую организацiю отъ воровства,

необходимо около каждаго служащаго поставить по вооруженному чекисту. Впрочемъ,

тогда будутъ воровать и чекисты: заколдованный кругъ... Машинистки московскихъ

учрежденiй подкармливаются, напримeръ, такъ ПРОЩАНЬЕ СЪ НАЧАЛЬНИКОМЪ ТРЕТЬЯГО ЛАГПУНКТА 11 глава: 6 дней въ недeлю, точнeе,

5 дней въ шестидневку потихоньку подворовываютъ бумагу, по нeсколько

листиковъ въ денек. Въ денек же 6-ой, субботнiй идутъ на базарь и

обмeниваютъ эту бумагу на хлeбъ: очередное изъ объясненiй того таинственнаго

факта, что люди вымираютъ не совсeмъ ужъ сплошь...

У меня на Вичкe былъ и завхозъ, на ПРОЩАНЬЕ СЪ НАЧАЛЬНИКОМЪ ТРЕТЬЯГО ЛАГПУНКТА 11 глава складe котораго были зарыты

пиратскiя сокровища сахару, масла, ветчины, осетрины и прочаго. Въ 1-ые

деньки моего завхоза стали ревизовать всe. Эти ревизiи я прекратилъ. Но какъ я

могъ закончить дружественныя хожденiя начальника лагпункта къ оному

завхозу? Можно было бы высадить и начальника, и повара, и завхоза въ

каталажку: какой толкъ?

Изъ числа физкультурниковъ назначались дежурные ПРОЩАНЬЕ СЪ НАЧАЛЬНИКОМЪ ТРЕТЬЯГО ЛАГПУНКТА 11 глава на кухню и на складъ. Я

не предполагалъ, чтоб это могло кончиться какими-нибудь осложненiями, я

самъ раза два дежурилъ на кухнe перваго лагпункта. Предполагалось, что я въ

качествe, такъ сказать, представителя общественнаго контроля долженъ

смотрeть за тeмъ, чтоб кухня не кормила кого не нужно и чтоб на кухнe не

разворовывались продукты. Естественно ПРОЩАНЬЕ СЪ НАЧАЛЬНИКОМЪ ТРЕТЬЯГО ЛАГПУНКТА 11 глава, разворовывались. На эту кухню начальникъ

лагпункта приходилъ, какъ на свою свою: а ну-ка, поджарьте-ка мнe...

Изъ начальства приходили всe, кому не лeнь, и лопали все, что въ нихъ

могло влeзть. Если б я попробовалъ протестовать, то весь этотъ союзъ

объединеннаго начальства слопалъ бы меня со всeми моими протекцiями. Либо,

если ПРОЩАНЬЕ СЪ НАЧАЛЬНИКОМЪ ТРЕТЬЯГО ЛАГПУНКТА 11 глава б нельзя было слопать, ухлопалъ бы откуда-нибудь изъ-за угла. Нeтъ

ужъ, публичный контроль въ условiяхъ крeпостного общественнаго строя --

страшная игрушка, даже и на волe. А въ лагерe -- это просто самоубiйство. Я

полагалъ, что мои физкультурники эту правду знаютъ довольно ясно.

Но какая-то нелeпая "иницiативная группа", не спросясь ни броду ПРОЩАНЬЕ СЪ НАЧАЛЬНИКОМЪ ТРЕТЬЯГО ЛАГПУНКТА 11 глава, ни

меня, полeзла ревизовать складъ и кухню. Обревизовали. Поймали. Устроили

скандалъ. Составили протоколъ. Поваръ и завхозъ были посажены въ ШИЗО --

начальника лагпункта, естественно, не тронули, ну и не такiе были дурачины поваръ

и завхозъ, чтоб дискредитировать начальство.

Во главe этой иницiативной группы оказался мой меньшевикъ {396} --

Кореневскiй. Полагаю, что въ его послeдующей ПРОЩАНЬЕ СЪ НАЧАЛЬНИКОМЪ ТРЕТЬЯГО ЛАГПУНКТА 11 глава поeздкe на Соловки эта ревизiя

тоже сыграла свою роль. Кореневскому я устроилъ свирeпый разносъ: неуж-то

онъ не понимаетъ, что на мeстe повара и завхоза и я, и онъ, Кореневскiй,

дeйствовали бы точно такимъ же образомъ и что никакимъ инымъ образомъ

дeйствовать нельзя, не жертвуя собственной жизнью... "Необходимо жертвовать", сказалъ

Кореневскiй. Я взъeлся совсем ПРОЩАНЬЕ СЪ НАЧАЛЬНИКОМЪ ТРЕТЬЯГО ЛАГПУНКТА 11 глава: если ужъ жертвовать, такъ, чортъ васъ

раздери совсeмъ, изъ-за чего-нибудь болeе путнаго, чeмъ свиныя котлеты... Но

Кореневскiй остался непреклоненъ -- вотъ тоже олухъ Царя Небеснаго, о,

Господи!..

Новаго повара отыскали достаточно скоро. Завхоза не было. Начальникъ

лагпункта, оскорбленный въ лучшихъ своихъ гастрономическихъ чувствахъ,

сказалъ: "отыскиваете сами, -- я вамъ 1-го далъ ПРОЩАНЬЕ СЪ НАЧАЛЬНИКОМЪ ТРЕТЬЯГО ЛАГПУНКТА 11 глава -- не приглянулся -- не мое


proporcionalnaya-izbiratelnaya-sistema.html
proporcionalnost-eto-logika-kommunikacii-elementov-drug-s-drugom.html
proporciya-chelovecheskogo-tela.html