Прощание миссурийской девы с Алабамой 7 глава

Глава шестнадцатая

После обеда вся шайка отправилась на отмель за черепашьими яичками. Мальчишки расхаживали по отмели, тыча палками в песок, и, когда попадалось рыхловатое место, опускались на колени и копали песок руками. Время от времени они находили по 50 – шестьдесят яиц в одной ямке. Яичка были совершенно круглые, белоснежные, чуток гораздо меньше Прощание миссурийской девы с Алабамой 7 глава грецкого орешка. В этот вечер мальчишки устроили авторитетный пир – наелись до отвала яичницы, и в пятницу с утра тоже. После завтрака они с криками носились взад и вперед по отмели, гонялись вереницей, сбрасывая на бегу платьице, пока не разделись совершенно, позже побежали далековато в маленькую воду, покрывавшую отмель; резвое течение то Прощание миссурийской девы с Алабамой 7 глава и дело сбивало их с ног, но от этого становилось только веселее. Они то нагибались все разом и начинали плескать друг в друга водой, отворачивая только лицо, чтоб можно было вздохнуть, то принимались биться и возились до того времени, пока фаворит не обмакивал других с головой, и вдруг Прощание миссурийской девы с Алабамой 7 глава все разом уходили под воду, мелькая на солнце клубком белоснежных рук и ног, а позже снова всплывали на поверхность, отфыркиваясь, отплевываясь, хохоча и задыхаясь.

Выбившись из сил от возни, они вылезали на сберегал, растягивались на сухом жарком песке и зарывались в него, а позже снова бежали к Прощание миссурийской девы с Алабамой 7 глава воде, и все начиналось опять. Вдруг им пришло в голову, что собственная кожа полностью сойдет за телесного цвета трико; они очертили на песке арену и устроили цирк – с 3-мя клоунами, так как никто не желал уступать эту почетную должность другому.

Позже они достали шарики и стали играть в их Прощание миссурийской девы с Алабамой 7 глава – и игрались до того времени, пока и это развлечение не наскучило. После чего Джо с Геком снова пошли купаться, а Том не возжелал, потому что нашел, что, сбрасывая брюки, скинул совместно с ними и трещотку гремучей змеи, привязанную к ноге; он только подивился, как это его до сего времени не схватила Прощание миссурийской девы с Алабамой 7 глава судорога без этого чудодейственного амулета. Купаться он не отваживался, пока снова не отыскал трещотку, а к этому времени Джо с Геком уже утомились и решили отдохнуть. Постепенно они разбрелись в различные стороны, впали в угнетение и с тоской посматривали за широкую реку – туда, где дремал на солнце небольшой Прощание миссурийской девы с Алабамой 7 глава городок. Том спохватился, что пишет на песке «Бекки» огромным пальцем ноги; он стер написанное и рассердился на себя за такую слабость. Но он не способен был удержаться и опять написал то же самое; позже снова затер это слово ногой и ушел подальше от искушения, собирать других пиратов.

Но Прощание миссурийской девы с Алабамой 7 глава Джо совершенно свалился духом, и воскресить его было практически нереально. Он так заскучал по дому, что не знал, куда деваться от тоски. Слезы были вот-вот готовы хлынуть рекой. Гек тоже приуныл. У Тома на сердечко скребли кошки, но он изо всех сил старался этого не демонстрировать. У него имелся один секрет Прощание миссурийской девы с Алабамой 7 глава, о котором он пока не желал гласить, но если это мятежное настроение не пройдет само собой, то придется открыть им свою тайну. Он произнес, стараясь казаться как можно веселее:

– А ведь, должно быть, на этом полуострове и до нас с вами жили пираты. Мы его снова исследуем. Где Прощание миссурийской девы с Алабамой 7 глава-нибудь тут, наверное, зарыт клад. Вдруг нам посчастливится откопать полусгнивший сундук, набитый золотом и серебром? А?

Но это вызвало только слабенькое оживление, которое угасло, не приведя ни к чему. Том пустил в ход еще кое-какие соблазны, да и они не имели фуррора. Это был непризнательный труд Прощание миссурийской девы с Алабамой 7 глава. Джо посиживал с очень темным видом, ковыряя палкой песок. В конце концов он произнес:

– А не кинуть ли нам все, ребята? Я желаю домой. Тут такая скучища.

– Да нет, Джо, позже для тебя станет веселей, – произнес Том. – Ты задумайся только, какая тут рыбная ловля!

– Не желаю я ловить рыбу. Я желаю Прощание миссурийской девы с Алабамой 7 глава домой.

– А купанья такового ты нигде больше не отыщешь.

– На что мне купанье? И неинтересно даже купаться, когда никто не воспрещает. Нет, я домой желаю.

– Ну и проваливай! Сопляк! К маме возжелал, означает?

– Да, вот и возжелал к маме! И ты бы возжелал, только у тебя ее нет Прощание миссурийской девы с Алабамой 7 глава. И никакой я не сопляк, не ужаснее тебя! – И Джо немного засопел носом.

– Хорошо, давай отпустим этого плаксу домой к маме. Правильно, Гек? Младенчик, к маме возжелал! Ну и пускай его! А для тебя здесь нравится – правда, Гек? Мы с тобой останемся?

Гек произнес «да-а-а», но Прощание миссурийской девы с Алабамой 7 глава без всякого интереса.

– Больше я с тобой не разговариваю, – произнес Джо, вставая с песка. – Вот и все. – Он угрюмо отошел от их в сторону и стал одеваться.

– Подумаешь! – произнес Том. – Очень мне нужно с тобой говорить. Ступай домой, пускай тебя там подымут на хохот. Нечего сказать, неплох пират! Ну Прощание миссурийской девы с Алабамой 7 глава нет, мы с Геком не такие плаксы. Мы с тобой остаемся – правда, Гек? Пускай уходит, если ему нужно. И без него обойдемся.

Но Тому было не по для себя, он забеспокоился, лицезрев, что Джо одевается с самым темным видом. Не считая того, ему было неприятно, что Гек смотрит за сборами Джо Прощание миссурийской девы с Алабамой 7 глава, храня наизловещее молчание. Минутку спустя Джо, не сказав на прощание ни слова, побрел вброд к иллинойсскому берегу. У Тома заныло сердечко. Он поглядел на Гека. Тот не способен был вынести его взор и отвел глаза, позже произнес:

– Мне тоже охото домой, Том. Скучновато как-то тут, а сейчас будет Прощание миссурийской девы с Алабамой 7 глава еще ужаснее. Давай тоже уйдем.

– Не желаю! Сможете все уходить, если вам угодно. Я остаюсь.

– Том, я лучше уйду.

– Ступай! Кто тебя держит?

Гек начал собирать разбросанное по песку платьице. Он произнес:

– Том, лучше бы и для тебя совместно с нами. Ты задумайся. Мы тебя подождем на Прощание миссурийской девы с Алабамой 7 глава том берегу.

– Ну и ожидайте сколько влезет!

Гек невесело поплелся прочь, а Том стоял и глядел ему вослед, чувствуя сильное искушение махнуть рукою на свою гордость и тоже уйти с ними. Он возлагал надежды, что мальчишки остановятся, но они медлительно брели по маленькой воде. И Том сходу ощутил, как без их стало Прощание миссурийской девы с Алабамой 7 глава сиротливо. Еще мало, и гордость его была подломлена, – он ринулся бежать за своими друзьями, вопя:

– Погодите! Послушайте, что я вам скажу!

Они сходу тормознули и обернулись к Тому. Добежав до их, он открыл им свою тайну, а они хмуро слушали, пока не сообразили, в чем штука, а Прощание миссурийской девы с Алабамой 7 глава когда сообразили, то отрадно завопили, что это «здорово» и что если бы он сходу им произнес, они бы ни за что не ушли.

Том здесь же выдумал что-то для себя в оправдание, на самом же деле он страшился, что даже его потаенна не удержит их навечно, и приберегал Прощание миссурийской девы с Алабамой 7 глава ее в итоге.

Они возвратились на полуостров радостные и снова принялись за свои игры, болтая наперерыв об умопомрачительной выдумке Тома и восторгаясь его изобретательностью. После шикарного обеда из яичницы и рыбы Том объявил, что сейчас он, пожалуй, поучился бы курить. И Джо возгорелся этой идеей и произнес, что ему тоже Прощание миссурийской девы с Алабамой 7 глава хотелось бы испытать. Гек сделал им трубки и набил табаком. Оба новенького не курили до сего времени ничего, не считая виноградовых листьев, от которых только щипало язык, да это и не числилось реальным куревом.

Они развалились на земле, делая упор на локти, и начали попыхивать трубками, очень Прощание миссурийской девы с Алабамой 7 глава осторожно и не без опасения. Дым был противного вкуса и застревал в горле, но Том произнес:

– Да это совершенно просто! Если бы я знал, что это так просто, я бы издавна выучился.

– И я тоже, – подтвердил Джо. – Ничего не стоит.

– Сколько раз я лицезрел, как другие курят, вот бы, думаю, и мне Прощание миссурийской девы с Алабамой 7 глава тоже, – произнес Том, – только я не знал, что смогу.

– Вот и я тоже – правда, Гек? Сколько раз я при для тебя это самое гласил, ты ведь слышал, Гек? Вот Гек произнесет, гласил я либо нет.

– Ну да, сколько раз, – подтвердил Гек.

– И я тоже, – произнес Том, – тыщу Прощание миссурийской девы с Алабамой 7 глава раз гласил. Один раз около бойни. Помнишь, Гек? Еще тогда был с нами Боб Таннер, Джонни Миллер и Джеф Тэтчер. Ты ведь помнишь, Гек, я это гласил?

– Ну да, еще бы, – произнес Гек. – Это было в тот денек, когда я растерял белоснежный шарик. Нет, не в тот денек Прощание миссурийской девы с Алабамой 7 глава, а намедни.

– Ага, что я для тебя гласил, – произнес Том. – Вот и Гек тоже помнит.

– Мне кажется, я бы мог целый денек курить трубку, – произнес Джо. – Ни капельки не тошнит.

– И меня тоже ни капельки, – произнес Том. – Я бы мог курить целый денек. А вот Джеф Тэтчер, наверное, не мог бы Прощание миссурийской девы с Алабамой 7 глава.

– Джеф Тэтчер! Да он от 2-ух затяжек под стол упадет. Пускай попробует хоть один раз. Где ему!

– Ну естественно. И Джонни Миллер тоже, – желал бы я поглядеть, как он за это примется!

– Еще бы, я тоже! – произнес Джо. – Куда твой Джонни Миллер годится. Его от одной затяжки Прощание миссурийской девы с Алабамой 7 глава совершенно свернет.

– Ну да, свернет. А хотелось бы мне, чтоб ребята на нас посмотрели сейчас.

– И мне тоже.

– Вот что, друзья, мы никому ничего не скажем, а как-нибудь, когда все они соберутся, я подойду к для тебя и скажу: «Джо, трубка с тобой? Что-то захотелось покурить». А Прощание миссурийской девы с Алабамой 7 глава ты ответишь так, меж иным, как будто это ровно ничего не означает: «Да, древняя трубка со мной, и запасная тоже есть, только табак неважный». А я скажу: «Это ничего, только бы был покрепче». А ты достанешь обе трубки, и мы с тобой закурим как ни в чем же не Прощание миссурийской девы с Алабамой 7 глава бывало, – то-то они изумятся!

– Ей-богу, вот будет здорово! Жаль, что на данный момент они нас не лицезреют!

– Еще бы не жаль! А когда мы скажем, что выучились курить, когда были пиратами, небось позавидуют, что не были с нами?

– Естественно, позавидуют! Да еще как!

И разговор длился. Но скоро Прощание миссурийской девы с Алабамой 7 глава он стал каким-то вялым и несвязным. Паузы удлинились, курильщики стали сплевывать что-то уж очень нередко. За щеками у их образовались будто бы фонтаны; под языком было сущее наводнение, только успевай откачивать; заливало даже и в гортань, невзирая на все старания, и всегда подкатывала тошнота. Оба мальчугана побледнели Прощание миссурийской девы с Алабамой 7 глава, и вид у их был самый ничтожный. Трубка выпала из ослабевших пальцев Джо Гарпера. То же самое случилось и с Томом. Оба фонтана работали вовсю, так что насосы чуть поспевали откачивать. Джо произнес слабеньким голосом:

– Я растерял нож. Пойти, что ли, выискать?

Том, заикаясь, чуть выговорил дрожащими губками:

– Я Прощание миссурийской девы с Алабамой 7 глава для тебя помогу. Ты ступай вон в ту сторону, а я поищу около ручья. Нет, ты с нами не ходи, Гек, мы и без тебя найдем.

Гек снова сел и поджидал их около часа. Позже заскучал и пошел разыскивать собственных друзей. Он отыскал их в почаще леса, очень далековато друг от Прощание миссурийской девы с Алабамой 7 глава друга. И тот и другой прочно спали и были очень бледны. Но он додумался почему-либо, что если с ними и случилась какая-нибудь проблема, то сейчас все уже прошло.

За ужином в тот вечер они были очень молчаливы. Они совершенно присмирели, и, когда Гек набил для Прощание миссурийской девы с Алабамой 7 глава себя после ужина трубку и собирался набить и для их, они произнесли, что не нужно, они что-то непринципиально себя ощущают – должно быть, съели за обедом чего-нибудть избыточное.

Глава семнадцатая

Около полуночи Джо пробудился и разбудил других. В воздухе чувствовалась какая-то гнетущая тяжесть; она не предсказывала ничего неплохого Прощание миссурийской девы с Алабамой 7 глава. Мальчишки все теснее жались к доброжелательному огню, хотя в воздухе стояла такая духота, что нечем было дышать. Примолкнув, они посиживали в напряженном ожидании. Все, чего не мог осветить костер, всасывала темная тьма. Вдруг дрожащая вспышка на один миг слабо осветила листву и погасла. За ней блеснула другая, немножечко ярче. Позже еще Прощание миссурийской девы с Алабамой 7 глава одна. Позже негромко вздохнули и как будто застонали вершины деревьев; мальчишки ощутили мимолетное дыхание на собственных щеках и вздрогнули, вообразив, что это пропархал мимо дух ночи. Все стихло. Вдруг противоестественно колоритная вспышка осветила их бледноватые, испуганные лица и превратила ночь в денек, так что стала видна Прощание миссурийской девы с Алабамой 7 глава любая тоненькая травинка у их под ногами. Глухо зарокотал гром, проехался по всему небу сверху вниз и затерялся кое-где в отдалении, сурово ворча. Струя прохладного воздуха обдала мальчишек, зашелестела листвой и засыпала хлопьями золы землю вокруг костра. Еще одна резкая вспышка молнии осветила весь лес, и сходу раздался Прощание миссурийской девы с Алабамой 7 глава таковой грохот, что верхушки деревьев как будто раскололись у мальчишек над головой. Они в ужасе жались друг к другу посреди непроглядного мрака. 1-ые большие капли дождика зашлепали по листьям.

– Живей, ребята, под навес! – кликнул Том.

Они вскочили и побежали все в различные стороны, спотыкаясь в мгле о корешки деревьев Прощание миссурийской девы с Алабамой 7 глава и путаясь в одичавшем винограде. Ослепительно сверкала молния, грохотали раскаты грома. И вдруг хлынул проливной дождик, и поднявшийся ураган погнал его по земле полосой. Мальчишки что-то орали друг дружке, но рев ветра и раскаты грома совершенно заглушали их голоса. В конце концов один за одним они добрались до навеса Прощание миссурийской девы с Алабамой 7 глава и забились под него, озябшие, перепуганные и влажные хоть выдави; да и то уже казалось им отлично, что они терпят неудачу все вкупе. Старенькый парус хлопал так гневно, что говорить было нельзя, даже если бы им удалось перекричать все другие шумы. Гроза неистовствовала все сильней и сильней, и вдруг парус Прощание миссурийской девы с Алабамой 7 глава сорвался, и порыв ветра унес его прочь. Мальчишки схватились за руки и побежали, то и дело спотыкаясь и набивая для себя шишки, под большой дуб на берегу реки. Сейчас гроза была в полном разгаре. В беспрерывном сверкании молний, загоравшихся в небе, все на земле становилось видно ясно, резко и без Прощание миссурийской девы с Алабамой 7 глава теней: гнущиеся деревья, волны на реке и белоснежные гребни на их, парящие хлопья пены, смутные очертания больших утесов на том берегу, чуть видные через бегущие тучи и пелену косого дождика. Чуть ли не каждую минутку какое-нибудь циклопическое дерево, не выдержав напора бури, с треском рушилось, ломая молоденькую Прощание миссурийской девы с Алабамой 7 глава поросль, а непрерывные раскаты грома грохотали, как взрывы, очень, громко и так жутко, что сказать нельзя. Гроза разыгралась и грянула с таковой силой, что казалось, вот-вот разнесет полуостров на осколки, сожжет его, зальет до верхушек деревьев, снесет ветром и оглушит каждое живое существо на нем, – и все это в Прощание миссурийской девы с Алабамой 7 глава одно и то же мгновение. Жутко было в такую ночь оставаться под открытым небом.

Но в конце концов битва кончилась, войска отступили, угрожающе ворча и громыхая в отдалении, и на земле опять воцарился мир. Мальчишки возвратились в лагерь очень испуганные; оказалось, что большой платан, под которым они Прощание миссурийской девы с Алабамой 7 глава устроили для себя постели, лежал на осколки разбитый молнией, и мальчишки радовались, что их не было под деревом, когда оно упало.

Все в лагере было залито водой, и костер тоже, так как, по характерной их возрасту беспечности, мальчишки и не помыслили чем-нибудь прикрыть огнь от дождика. Было Прощание миссурийской девы с Алабамой 7 глава от чего придти в отчаяние, так они промокли и задрогли. Они сладкоречиво выражали свое горе; но скоро обнаружилось, что огнь ушел далековато под огромное бревно, в том месте, где оно приподнималось, отделившись от земли, и от дождика укрылась тлеющая полоса в ладонь шириной. Мальчишки терпеливо раздували огнь и подкладывали Прощание миссурийской девы с Алабамой 7 глава щепки и кору, доставая их из-под сухих снизу бревен, пока костер не разгорелся опять. Тогда они навалили сверху толстых сучьев, пламя заревело, как в горне, и мальчишки снова повеселели. Они высушили вареный окорок и наелись досыта, а позже до самого рассвета посиживали у костра, хвастаясь и приукрашивая ночное Прощание миссурийской девы с Алабамой 7 глава происшествие, так как спать все равно было негде – ни 1-го сухого местечка кругом.

Как 1-ые лучи солнца прокрались через ветки, мальчишек стало клонить ко сну, они направились на отмель и улеглись там. Постепенно начало прижаривать солнце, и они нехотя поднялись и стали готовить завтрак. После пищи они раскисли, чуть двигались, и Прощание миссурийской девы с Алабамой 7 глава им снова захотелось домой.

Том это увидел и принялся веселить пиратов чем только мог. Но их не прельщали ни шарики, ни цирк, ни купание, ничто на свете. Он напомнил им про принципиальный секрет, и это вызвало проблеск радости. Пока этот проблеск не потух, Том успел заинтриговать их новейшей выдумкой. Он Прощание миссурийской девы с Алабамой 7 глава решил кинуть пока игру в пиратов и для контраста сделаться индейцами. Им эта идея приглянулась – и вот не длительно думая они все разделись донага, вымазались с ног до головы полосами грязищи, точно зебры, и понеслись по лесу, собираясь поруха на британских поселенцев. Они все, естественно, были Прощание миссурийской девы с Алабамой 7 глава вожди.

Позже они разбились на три агрессивных племени и кидались друг на друга из засады со ужасными кликами, убивая противников и снимая скальпы тыщами. Денек выдался кровопролитный и, означает, очень успешный.

Они собрались в лагере к ужину, голодные и радостные, но здесь появилось затруднение: агрессивные племена не могли оказывать друг дружке Прощание миссурийской девы с Алабамой 7 глава радушие, не заключив меж собой перемирия, а заключать его было просто нереально, не выкурив трубки мира. Никакого другого пути они просто не знали. Двое краснокожих пожалели даже, что не остались пиратами. Но делать было нечего, и поэтому, прикинувшись, как будто им это очень нравится, они востребовали трубку Прощание миссурийской девы с Алабамой 7 глава и стали затягиваться по очереди, как полагается, передавая ее друг дружке.

В конце кондов они даже порадовались, что стали индейцами, так как это их кое-чему обучило: оказалось, что сейчас они могут курить понемножку, не уходя находить потерянный нож, – их тошнило еще меньше и до огромных проблем дело не Прощание миссурийской девы с Алабамой 7 глава доходило. Как было упустить такую прекрасную возможность, не приложив никаких стараний. Нет, после ужина они снова попробовали курить, и с огромным фуррором, так что вечер прошел прекрасно. Они так гордились и радовались собственному новенькому достижению, как будто сняли скальпы и содрали кожу с 6 племен. А сейчас мы их оставим курить Прощание миссурийской девы с Алабамой 7 глава, болтать и хвастаться, потому что можем пока обойтись и без их.

Глава восемнадцатая

Зато никто во всем городе не веселился в этот тихий субботний вечер. Семейство тети Полли и все Гарперы облачились в траур, заливаясь слезами безутешного горя. В городке стояла необыкновенная тишь, хотя, сказать по правде, в нем и всегда Прощание миссурийской девы с Алабамой 7 глава было достаточно тихо. Горожане занимались своими делами с каким-то рассеянным видом и практически не говорили меж собой, зато очень нередко вздыхали. Для деток субботний отдых оказался тяжким бременем. Им совершенно не хотелось играть и развлекаться, и постепенно всякие игры были брошены.

К концу денька Бекки Тэтчер Прощание миссурийской девы с Алабамой 7 глава забрела на опустевший школьный двор, не зная, куда деваться от тоски. Но там не нашлось ничего такового, что могло бы ее утешить. Она стала говорить сама с собой:

– Ах, если бы у меня была сейчас хоть та медная шишечка! Но у меня ничего не осталось на память о нем! – И она проглотила Прощание миссурийской девы с Алабамой 7 глава подступившие слезы.

Позже, остановившись, она произнесла для себя:

– Это было как раз вот тут. Если б все повторилось опять, я бы этого не произнесла, ни за что на свете не произнесла бы. Но его уже нет; я никогда, никогда, никогда больше его не увижу.

Эта идея Прощание миссурийской девы с Алабамой 7 глава совсем расстроила Бекки, и она побрела прочь, заливаясь горючими слезами. Позже подошла кучка мальчишек и девченок – товарищей Тома и Джо; они тормознули у забора и стали глядеть во двор, разговаривая благоговейным шепотом насчет того, где они в последний раз лицезрели Тома, и как он тогда сделал то-то и то-то, и Прощание миссурийской девы с Алабамой 7 глава как Джо произнес такие-то и такие-то слова (по-видимому, ничего не значившие, но предвещавшие неудачу, как все сейчас понимали), – и любой из говоривших демонстрировал то самое место, где стояли тогда погибшие, прибавляя чего-нибудть вроде: а я стоял вот здесь, как раз где на Прощание миссурийской девы с Алабамой 7 глава данный момент стою, а он совершенно рядом – где ты стоишь, а он улыбнулся вот так, и у меня мурашки по спине вдруг побежали – до того жутко стало, а я тогда, естественно, не сообразил, к чему бы это, зато сейчас понимаю!

Позже заспорили насчет того, кто последний лицезрел мальчишек живыми, и многие Прощание миссурийской девы с Алабамой 7 глава претендовали на это грустное отличие и давали показания, более либо наименее опровергаемые очевидцами; и когда было совсем установлено, кто последним лицезрел погибших и гласил с ними, то эти счастливчики сходу ощутили себя возведенными в высочайший сан, а все другие глазели на их и завидовали. Один бедолага, который Прощание миссурийской девы с Алабамой 7 глава не мог повытрепываться ничем другим, произнес, очевидно гордясь таким воспоминанием:

– А меня Том Сойер здорово поколотил один раз!

Но эта претензия прославиться не имела никакого фуррора. Практически любой из мальчишек мог сказать про себя то же самое, так что это отличие ничего не стоило. Детки пошли далее, благоговейно обмениваясь мемуарами о Прощание миссурийской девы с Алабамой 7 глава погибших героях.

На последующее утро, когда занятия в воскресной школе окончились, зазвонил колокол, но не так забавно, как обычно, а мерно и невесело. Воскресенье выдалось очень тихое, и грустный звук колокола очень подходил к настроению тихой печалься, разлитой в природе. Горожане начали собираться к церкви, задерживаясь на минуту на паперти Прощание миссурийской девы с Алабамой 7 глава, чтоб поговорить шепотом о грустном событии. Но в самой церкви никто не шептался; тишину нарушало только шуршание траурных платьев, когда дамы пробирались к своим местам. Никто не мог припомнить, чтоб малая церковь была когда-нибудь так полна. Наступила в конце концов полная ожидания напряженная тишь, и здесь вошла Прощание миссурийской девы с Алабамой 7 глава тетя Полли с Сидом и Мэри, а за ними семейство Гарперов в глубочайшем трауре; и все прихожане, даже сам старенький проповедник, уважительно поднялись им навстречу и стояли всегда, пока родственники погибших не заняли места на фронтальной скамье. Опять наступила проникновенная тишь, прерываемая временами глухими рыданиями, а позже пастор Прощание миссурийской девы с Алабамой 7 глава начал читать молитву, простирая вперед руки. Пропели трогательный гимн, за которым последовал текст: «Я есмь Воскресение и Жизнь».

Потом началась проповедь, и пастор изобразил такими красками плюсы, симпатичные манеры и редчайшие дарования погибших, что любой из прихожан, созерцая их портреты, ощутил угрызения совести при воспоминании о том, что Прощание миссурийской девы с Алабамой 7 глава всегда был несправедлив к бедным мальчишкам и всегда лицезрел в их одни только пороки и недочеты. Проповедник сказал, не считая того, несколько трогательных случаев из жизни покойных, которые отрисовывали их смиренные, великодушные нравы с самой наилучшей стороны, и здесь все узрели, какие это были примечательные, достойные восхищения поступки, и с Прощание миссурийской девы с Алабамой 7 глава прискорбием духовным припомнили, что в то время эти поступки всем казались просто вопиющим озорством, заслуживающим неплохого ремня. Прихожане проявляли все в большей и большей степени волнения, по мере того как продолжался трогательный рассказ, и в конце концов вся паства не выдержала и присоединилась горько плачущим хором к рыдающим Прощание миссурийской девы с Алабамой 7 глава родственникам, и даже сам проповедник был не способен сдержать собственных эмоций и прослезился на кафедре.

На хорах послышался некий шум, но никто не направил на это внимания; минуткой позднее скрипнула входная дверь; проповедник отнял платок от влажных глаз и как будто окаменел! Поначалу одна пара глаз, позже другая последовала за взором Прощание миссурийской девы с Алабамой 7 глава проповедника, и вдруг чуть ли не все прихожане разом поднялись со собственных мест, смотря в остолбенении на 3-х утопленников, шествовавших по проходу: Том шел впереди, за ним Джо, а сзади всех, видимо робея, плелся лохмотник Гек, весь в лохмотьях. Они скрывались на пустых хорах, слушая надгробную проповедь о самих Прощание миссурийской девы с Алабамой 7 глава для себя!

Тетя Полли, Мэри и все Гарперы кинулись обымать собственных спасенных и чуть ли не задушили их поцелуями, воссылая благодарение богу, а бедный Гек стоял совершенно растерявшись и ощущал себя очень неудобно, не зная, что делать и куда деваться от неприязненных взглядов. Он нерешительно двинулся к дверям Прощание миссурийской девы с Алабамой 7 глава, намереваясь ускользнуть, но Том схватил его за руку и произнес:

– Тетя Полли, это нехорошо. Нужно, чтоб и Геку кто-либо обрадовался.

– Ну, разумеется. Я-то ему рада, бедному сиротке!

И если от чего-нибудь Гек мог сконфузиться еще посильнее, чем до сего времени, то единственно от нежного внимания Прощание миссурийской девы с Алабамой 7 глава тети Полли, которое она начала ему расточать.

Вдруг проповедник воскрикнул звучным голосом:

– Восхвалим господа, подателя всех благ. Пойте! И пойте искренне!

И все прихожане запели. Торжественно звучал древний хорал, сотрясая своды церкви, а пират Том Сойер, оглядываясь на завидовавших ему юнцов, не мог не сознаться себе, что это наилучшая минутка его Прощание миссурийской девы с Алабамой 7 глава жизни.

Выходя массой из церкви, обманутые прихожане гласили друг дружке, что согласились бы, чтоб их провели снова, только бы снова услышать такое прочувствованное пение старенького благодарственного гимна.

Том получил столько подзатыльников и поцелуев за сей день, глядя по настроению тети Полли, сколько до этого не получал за Прощание миссурийской девы с Алабамой 7 глава целый год; он и сам бы не мог сказать, в чем больше выражалась любовь к нему и благодарность богу – в подзатыльниках либо в поцелуях.

Глава девятнадцатая

Это и была величавая потаенна Тома – он замыслил возвратиться домой совместно с братьями-пиратами и находиться на собственных похоронах. В субботу, когда уже смеркалось, они Прощание миссурийской девы с Алабамой 7 глава переправились на бревне к миссурийскому берегу, выкарабкались на сушу в пяти-шести милях ниже города, ночевали в лесу, а перед рассветом пробрались к церкви окружной дорогой по переулкам и легли досыпать на хорах посреди хаоса поломанных скамеек.

В пн днем, за завтраком, и тетя Полли и Мэри были очень нежны Прощание миссурийской девы с Алабамой 7 глава с Томом и ухаживали за ним наперерыв. Дискуссиям не было конца. Среди разговора тетя Полли произнесла:

– Ну отлично, Том, я понимаю, вам было забавно истязать всех чуть ли не целую неделю; но как у тебя хватило беспощадности шуточки ради истязать и меня? Если вы смогли приплыть на Прощание миссурийской девы с Алабамой 7 глава бревне на собственные похороны, то, наверное, можно было бы как-нибудь хоть намекнуть мне, что ты не погиб, а только сбежал из дому.

– Да, это ты мог бы сделать, Том, – произнесла Мэри, – мне кажется, ты просто запамятовал об этом, а то так бы и сделал.

– Это правда, Том? – спросила тетя Прощание миссурийской девы с Алабамой 7 глава Полли, и ее лицо осветилось надеждой. – Скажи мне, сделал бы ты это, если б не запамятовал?

– Я… право, я не знаю. Это все попортило бы.

– Том, я возлагала надежды, что ты меня любишь хоть чуть-чуть, – произнесла тетя Полли таким расстроенным голосом, что Том растерялся. – Хоть бы поразмыслил обо мне, все Прощание миссурийской девы с Алабамой 7 глава-же это лучше, чем ничего.

– Ну, тетя, что все-таки здесь отвратительного? – заступилась Мэри. – Это он просто по рассеянности; он вечно спешит и оттого ни о чем же не помнит.

– Очень жалко, если так. А вот Сид вспомнил бы. Переправился бы сюда и произнес бы мне. Смотри Прощание миссурийской девы с Алабамой 7 глава, Том, вспомнишь как-нибудь и пожалеешь, что не много задумывался обо мне, когда это ничего для тебя не стоило, да уж будет поздно.

– Тетя, ведь вы же понимаете, что я вас люблю.

– Может, и знала бы, если б ты хоть чем-нибудь это обосновал.

– Сейчас я жалею, что не помыслил об Прощание миссурийской девы с Алабамой 7 глава этом, – произнес Том с раскаянием в голосе, – зато я вас лицезрел во сне. Все-же хоть чего-нибудть, правда?

– Не бог знает что – сны созидать и кошка может, – но все-же лучше, чем ничего. Что все-таки для тебя снилось?

– Ну вот, в среду ночкой мне Прощание миссурийской девы с Алабамой 7 глава приснилось, как будто вы сидите вот здесь, около кровати, а Сид около ящика с дровами, а Мэри с ним рядом.

– Правильно, так мы и посиживали. Мы всегда так сидим. Очень рада, что ты хоть во сне о нас задумывался.

– И как будто мама Джо Гарпера тоже с вами.

– Правильно Прощание миссурийской девы с Алабамой 7 глава, и она здесь была! А еще что для тебя снилось?

– Да много различного. Только сейчас все как-то спуталось.

– Ну постарайся вспомнить – неуж-то не можешь?

– Как будто ветер… Как будто ветер задул… задул…

– Ну, думай, Том! Ветер что-то задул. Ну!

Том приставил палец ко лбу в тревожном раздумье Прощание миссурийской девы с Алабамой 7 глава и минутку спустя произнес:

– Сейчас вспомнил! Вспомнил! Ветер задул свечу!

– Господи помилуй! Далее, Том, далее!

– И как будто вы произнесли: «Что-то мне кажется, как будто дверь…»

– Далее, Том!

– Дайте мне пошевелить мозгами минуту, одну минуту… Ах да! Вы произнесли, что вам кажется, как будто дверь отворилась.

– Правильно, как Прощание миссурийской девы с Алабамой 7 глава то, что я на данный момент здесь сижу! Ведь правда, Мэри, я это гласила? Далее!

– А позже… а позже… наверное не помню, но будто бы вы отправили Сида и повелели…

– Ну? Ну? Что я ему повелела, Том? Что я ему повелела?

– Повелели ему… Ах да! Вы повелели ему закрыть дверь.

– Ну Прощание миссурийской девы с Алабамой 7 глава вот, ей-богу, никогда в жизни ничего подобного не слыхивала! Вот и гласите после чего, что сны ничего не значат. Нужно сию же минутку поведать про это Сирини Гарпер. Пусть гласит что желает насчет предрассудков, сейчас ей не отвертеться. Далее, Том!

– Ну, теперь-то я все до капельки Прощание миссурийской девы с Алабамой 7 глава припомнил. Позже вы произнесли, что я совсем не таковой нехороший, а только шалун и растерянный, и спрашивать с меня все равно что… уж не помню, с жеребенка, что ли.

– Так оно и было! Ах, боже милостивый! Далее, Том!

– А позже вы зарыдали.

– Да, да. Зарыдала. Ну и не впервой. А Прощание миссурийской девы с Алабамой 7 глава позже…

– Позже миссис Гарпер тоже зарыдала и произнесла, что Джо у нее тоже таковой и что она жалеет сейчас, что отстегала его за сливки, когда сама же их выплеснула…

– Том! Дух святой снизошел на тебя! Ты лицезрел пророческий сон, вот что с тобой было! Ну, что все-таки далее Прощание миссурийской девы с Алабамой 7 глава, Том?

– А позже Сид произнес… он произнес…

– Я, кажется, ничего не гласил, – увидел Сид.

– Нет, ты гласил, Сид, – произнесла Мэри. – Умолкните вы, пускай Том гласит! Ну так что все-таки он произнес, Том?

– Он произнес… кажется, он произнес, что мне там еще лучше, чем тут, но все-же, если Прощание миссурийской девы с Алабамой 7 глава б я себя вел по-другому…

– Ну вот, вы слышите? Эти самые слова он и произнес!

– А вы ему повелели умолкнуть.

– Ну да, повелела! Правильно, ангел божий был с нами в комнате! Где-нибудь здесь был ангел!

– А миссис Гарпер поведала, как Джо испугал ее пистоном, а вы поведали Прощание миссурийской девы с Алабамой 7 глава про кота и про лечущее средство…

– Настоящая правда!

– А позже много было дискуссий насчет того, что нас желают находить в реке и что похороны будут в воскресенье, а позже вы с миссис Гарпер обнялись и зарыдали, а позже она ушла.

– Все так и было! Все так и Прощание миссурийской девы с Алабамой 7 глава было! И так же правильно, как то, что я тут сижу. Том, ты не мог бы поведать это лучше, даже если б лицезрел все своими своими очами! А позже что? Ну, Том?

– Позже вы стали молиться за меня – я лицезрел, как вы молились, и слышал каждое слово. А позже вы легли Прощание миссурийской девы с Алабамой 7 глава спать, а мне стало вас жаль, и я написал на кусочке коры: «Мы не утопли – мы только сделались пиратами», и положил кору на стол около свечи; а позже как будто вы заснули, и лицо у вас было такое доброе во сне, что я как будто подошел, наклонился и поцеловал Прощание миссурийской девы с Алабамой 7 глава вас в губки.

– Да что ты, Том, неуж-то! Я бы для тебя все за это простила! – И она схватила и прочно придавила к для себя мальчугана, отчего он ощутил себя последним из негодяев.


propusknaya-sposobnost-trehpolosnih-dorog.html
prorabativayushego-treninga.html
prorabotka-knigi-jcukengshshzhfivaproldzheyachsmitbyujcukengshshzhfivaproldzheyachsmitbyujcukengshshzhfivaproldzheyachsmitbyujcukengshshzhfivaproldzheyachsmitbyujcukengshshzhfivaproldzheyachsmitbyu.html